Мобильная версия сайта.
Сайт газеты «Магнитогорский металл»

7 июля, вторник

ГЛАВНАЯ АРХИВ РУБРИКИ РЕДАКЦИЯ РЕКЛАМА КОММЕНТАРИИ ФОРУМ ОБЪЯВЛЕНИЯ

Новости газеты

07.07.2020

Комментарии ( )

Важно каждое мнение

Вчера в Магнитогорске стартовал сбор предложений о месте установки стелы "Город трудовой доблести".

07.07.2020

Комментарии ( )

ММК награждён медалью Союза писателей

Союз писателей Союзного государства России и Белоруссии вручил Магнитогорскому металлургическому комбинату памятную литературную медаль "Жди меня", посвященную 75-летнему юбилею победы в Великой Отечественной войне.

07.07.2020

Комментарии ( )

Проверка знаний онлайн

На ММК успешно внедрено мобильное приложение "Проверка знаний по охране труда и технике безопасности", созданное на базе программного продукта "1С: Предприятие версии 8.3".

Опрос

Последние статьи рубрики

«Обо всем»

09.06.2020

Комментарии ( )

см. 1 фото »

Парфюмерный этикет летом

"Сначала нужно вдохнуть женщину, а затем её увидеть" (Марсель Роша).

04.06.2020

Комментарии ( )

см. 1 фото »

А душа просится в Турцию

Несмотря на пандемию россияне хотят отдохнуть за границей.

02.06.2020

Комментарии ( )

см. 1 фото »

Работа и перекуры

31 мая во всём мире отметили День без табака.

25.04.2020

Комментарии ( )

Любовь или привычка

Уже через несколько лет после первой встречи любящие люди задаются вопросом, как отличить любовь от привычки.

02.04.2020

Комментарии ( )

Всё начинается с проекта

Вчера магнитогорский Гипромез отметил 80-летний юбилей.

30.12.2019

Комментарии ( )

Загадки церковного календаря

Католики Магнитогорска отметили Рождество 25 декабря, в то время как в православии рождение Спасителя будут праздновать только 7 января.

30.12.2019

Комментарии ( )

см. 14 фото »

Праздник на диване

Новый год без телевизора - всё равно что оливье без майонеза.

28.12.2019

Комментарии ( )

Мечты и реальность

В Новый год каждый становится на время Дедом Морозом, ведь подарки - непременный атрибут праздника.

Обо всем

19.01.2008

Текст: ЛЮДМИЛА БОРЮШКИНА. Фото автора.

АЛЕНКА ПОЖЕЛАЛА СЕБЕ «ПОБОЛЬШЕ ПАРНЕВ...»

Журналистка «Магнитогорского металла» провела каникулы с ребенком из интерната.

    Счастливый билет для каждого

   Едва взрослый человек переступает порог интерната или детского дома, интерес детей к «новенькому» растет по мере того, пока не выяснится, что он ничей ни «папа», ни «мама». Все дети ждут, когда к ним придут. А когда-нибудь возьмут за руку и поведут, может, домой или в магазин, или просто погулять. Наконец-то это будет не рука сверстника по группе, а большая, сильная ладонь взрослого, с которым не страшно хоть с закрытыми глазами на край света.

   Не случайно по решению президента этот год объявлен Годом семьи – койки в детских домах не пустеют, в некоторых ребят, вопреки санитарным нормам, вынуждены размещать на мягких уголках игровых комнат.

   Все больше находится людей, готовых усыновить или взять сирот под опеку. Однако счастливые билеты выпадают, в основном, малышам из домов малютки. Ребятне за три годика уже не так везет, «за семь» шансов еще меньше, «за 12» – они практически нулевые. Пока ребенок воспитывается в одном интернате, он привязан к одной Галине Васильне или Марь Иванне, переходит в другое сиротское учреждение – появляются другие коллективные «мамы». Все его друзья и знакомые – тоже из детдомовского окружения, потому что вся жизнь, не беря во внимание экскурсии и походы в театры, на выставки, проходит за казенным забором. Стоит ли потом удивляться, что приготовить себе еду интернатские не могут, купить практичные вещи по сезону, потратить пособие так, чтобы его хватило не на одну неделю, тоже. А там и устроиться на работу, создать семью, вырастить детей… Замкнутую цепь может разорвать наставничество или гостевая семья.

   Ребенок приходит «в гости» к приглашающей его семье по выходным, праздникам, живет там на каникулах. К огорчению, эта форма до сих пор не закреплена законодательно. Правила устанавливают либо местные органы опеки, либо директор сиротского учреждения. В Магнитогорске, как и по всей стране, практика наставничества посторонними людьми мизерна. Гостевую семью чаще оформляют на родственников ребенка – «своя кровь» – и воспитателей, по зову души берущих сирот в семьи. С чужими кандидатами в наставники сложнее. В одних регионах органы опеки упрощают процедуру оформления по максимуму – до заявления граждан и акта обследования жилищно-бытовых условий. В Магнитке, кроме этих документов, от меня потребовались: форма 23, характеристика в произвольной форме с подписями троих соседей, справка о доходах, справка об отсутствии судимости, медицинское заключение. Часть документов, которые делают более длительное время, у меня была не готова, но чиновники пошли навстречу.

   

    «Правда, дома лучше?»

   Получив разрешение в интернате взять на неделю девятилетнюю Аленку домой, я узнала, что ребенок проходит лечение в больнице. Наши с ней новогодние каникулы начались с выхода из терапевтического отделения и продолжились всего четыре часа. В предпраздничный день мне предстояло еще много работы, но и оставить девочку в пустой больничной палате, когда всех невыписных распустили по домам на выходные, было жестоко.

   – Что выбираешь? – спросила ее. – Можем погулять и пробежаться по магазинам, а потом в интернат до утра, или пойдем ненадолго ко мне, посмотришь, как я живу?

   – К вам, к вам, – замахала она варежками в знак согласия.

   Мне не нравилось это «вы». Еще в больнице, сообщив Алене, что зову ее погостить на Новый год, я попыталась договориться с ребенком: «Давай на «ты», как будто мы с тобой подруги?» «Вы такая взрослая!» – возражала она. «Это не имеет значения», – успокоила я. Аленка, смущаясь, согласилась, но «выкать» не перестала. Изредка если и «тыкала», тут же осекалась.

   Незнакомые улицы, праздничные вывески магазинов, которые она непременно прочитывала вслух по слогам, первая в жизни маршрутка, дорожная пробка и удивление: «Разве мы не бесплатно едем?» Онемевшее от удивления лицо при виде разноцветных фруктовых рядов торгового центра, елок, выставленных на продажу на улице, потом несмелый вход в подъезд, счет полуэтажей до моего пятого – это все по дороге домой. В квартире освоилась быстро. Не успела разобрать ее вещи, гляжу – пыхтит-поднимает с табуретки огромного черного кота и, еле удерживая такую «лялечку», тащит в комнату. Замечая второго – полосатого, размерами чуть меньше, восклицает:

   – Так у вас два котенка?

   Она так рада была домашним животным, что на несколько минут бросила меня со свежей рыбой на кухне. Я попросила принести из комнаты ножницы – срезать плавники.

   – Можно я вам помогу?

   – Попробуй. Давай покажу как.

   И тут пошло другое веселье. Крупная пелядь выскальзывала из детских рук, Аленка с радостными визгами ловила ее по всему столу и никак не могла удержать. Когда рыбина плюхалась на пол нам под ноги, мы визжали обе.

   – Эти кусочки котам, а другие нам. Бросай их в кастрюлю, – предложила я, заметив, как нравится ей делать даже малейшие вещи вместе со мной.

   Алена восприняла слова буквально и, высоко подняв рыбу над плитой, бросила в горячую воду. Обжигающие брызги и – следующий кусок лег в кастрюлю уже как надо.

   – Я люблю белую рыбу, – рассказывала она за столом, поедая пелядь. – А еще красную…

   – Это какую?

   – Ну-у…В интернате ее красноперкой называют.

   И вдруг неожиданно выдала:

   – Дома лучше, правда? Лучше, чем в интернате.

   Алена знает, что такое дом: с бабушкой, дедушкой и отцом прожила около семи лет, мать с малолетства девочки числится как «безвестно пропавшая», ребенок ее даже не помнит. Отец, видимо, был не очень хорошим родителем, потому что, когда бабушка умерла, воспитывать и содержать ребенка ему стало не по силам. Со слов родной тетки – единственного человека, навестившего девочку в интернате, – и то, как выяснилось, в корыстных целях, – Алена утверждает, что отец ее сейчас в тюрьме…

   О прошлой ее жизни мы говорили только тогда, когда она сама вспоминала что-то. Радовало, что ребенок легко и без вселенского удивления, как это бывает с сиротами, попавшими домой, включался в процесс уборки, готовки, стирки – особенно ей нравилось, когда мы плюхались руками в тазике вместе. Правда, хватало Алены ненадолго. Зато готовность помогать была пионерской.

   

    Хочуха-нехочуха

   Первое неприятное облачко наших отношений, к которому я была не готова, появилось на горизонте на второй день каникул. Воспитатель накануне предупредила:

   – Не идите у нее на поводу. Будет, как все детдомовские, просить и тянуть из кармана деньги на то-другое-третье. Типичное поведение потребителей, которые считают – все им должны, а сами не ценят, что им дают. Она вам пожаловалась, что в больнице у нее нет ни зубной пасты, ни полотенца, ни сменной одежды? Неправда. Все либо раздала подружкам из других палат, либо повыкидывала в мусорку, чтоб родители домашних детей пожалели и отдали что-нибудь из своего…

   Как только мы зашли с Аленой за покупками в торговый центр, посыпались: «Купите мне чего-нибудь…» Куклу – хотя я пообещала ей такой подарок на Новый год, детский фотоаппарат – хотя она уже нафоткалась с моим, настоящим, у меня дома, джинсы-юбочки-кофточки – хотя в интернате нам дали огромный пакет с хорошей одеждой, шоколадки, чипсы, семечки, игрушки, гирлянды, колечки… Казалось, от ее «хочу» я сойду с ума. Тогда я предложила: «Хорошо, давай все это купим и сегодня же я отведу тебя назад в интернат, потому что у меня не будет денег даже еду нам купить». Она тут же нашлась что ответить: «Да шучу я! Не понимаете, что ли?», а через пять минут история с «купите» повторилась. Выход из центра был спасением, но тут, увидев машину с шашечками и вспомнив, как здорово мы прокатились вчера на такой же до интерната, она жалобно протянула:

   – Так хочу покататься на машине!..

   – У меня машины нет. Подойди к таксисту и спроси: «Вы меня бесплатно не повозите?» – предложила я. – Меня-то точно не покатает, может, с тобой получится?

   – Не-е…

   Вторая неприятность, с которой мне предстояло столкнуться, была гастрономической. Что бы я ни приготовила из домашнего, Аленка ела вяло, а то и вовсе отворачивалась. Компот из кураги казался ей, по сравнению с безвкусным интернатовским, кислым, молочная каша – сладкой, суп с лавровым листом почему-то пах грибами, которые она терпеть не может, домашних тефтелей и котлет она не признавала, потому что там нелюбимое мясо...

   Я была в отчаянии: надо было учиться готовить по-столовски! Знакомые утешали: если бы ты столько времени питалась только в столовой, для тебя домашняя пища тоже была бы чужой и непривычно невкусной. Оставалось ждать, когда она проголодается.

   Третье, что беспокоило, – грубые словечки, которые так легко и непосредственно вылетали из ее милого ротика. Это был не мат, но крепкая ругань. Особенно резануло слух, когда, дурачась, я завалила ее в сугроб, и она, не справившись со мной, крикнула: «Ах ты, тварь такая!» На новогоднем вечере у моих родителей Алена могла кинуть так же просто любому взрослому: «Отвали!» – если ей докучали предложениями пообщаться, попить-поесть. Но про ругательства мы с ней договорились: дома их не произносим или просим потом прощения.

   

    Заветное новогоднее желание

   Все остальное время было наполнено ее беготней по квартире, дрессировкой котов, пением детских песен под фонограмму… К сожалению, в ночь на первое января девочка серьезно простыла, заигравшись на снежной горке вместе со мной. Аленка впервые перешла тогда на «ты», называя меня Людой, и упрямо повторяла на вопросы, замерзла ли она: «Нет!» Температура, кашель, сопли – все, как и полагается, было у нас.

   Каникулы превратились в домашний карантин с бесконечным лечением, которое она переносила без капризов. Чтобы поправлять ночью скинутое одеяло и давать чай из термоса, едва она поднимет голову, я ложилась спать рядом с ней на диван. Перед сном читали по очереди сказки, долго обнимались, чмокались в щечку. Днем рисовали, лепили снежинки на окна, делали своими руками открытки воспитателям, печатали на компьютере, просто валялись на диване и болтали. Лишь неожиданный визит Деда Мороза и Снегурочки – «настоящих, не то, что в больнице», убеждена Аленка – нарушил наше заточение. Схватившись за посох Мороза, она загадала про себя вполне понятное для девчонок желание: пусть в этом году у нее будет «побольше парнев»...

   Когда накануне рабочей недели я увезла ребенка в интернат, в квартире стало непривычно пусто. Только два больших шарика да детские игрушки напоминают, что скоро сюда вернется непоседа Аленка. Интересно, она скучает по мне?..

    Продолжение следует.

Комментарии к статье


Яндекс.Погода
 

Фоторепортажи


Публикации

04.07.2020

( )

Подарок для ребятни

В редакцию "ММ" пришла благодарность в адрес депутата Магнитогорского городского Собрания.

16.06.2020

( )

Спасибо за площадку

В редакцию "ММ" пришло письмо от жителей дома № 15/1 по улице Труда.

16.06.2020

( )

см. 5 фото »

Праздник-онлайн в детском саду

Вот пришло долгожданное лето, наполнившее ароматом трав и яркостью красок нашу жизнь, и подошло время прекрасных традиционных праздников.

    Реклама

Система Orphus
Яндекс цитирования службы мониторинга серверов
Я принимаю Яндекс.Деньги
ГЛАВНАЯ
АРХИВ
РЕДАКЦИЯ
РЕКЛАМА
КОММЕНТАРИИ
ФОРУМ
ПОИСК

© АНО «Редакция газеты «Магнитогорский металл». (2005-2020).
Адрес редакции: 455038, г. Магнитогорск, пр. Ленина, д. 124/1, телефоны редакции: +7 (3519) 39-60-74, 39-60-75, 39-60-76, 39-60-78, 39-60-79, 39-60-87.
E-mail: inbox@magmetall.ru
При воспроизведении материалов «ММ» в печатном, электронном или ином виде, ссылка на «Магнитогорский металл» обязательна. За достоверность фактов и сведений ответственность несут авторы публикаций и рекламодатели. Редакция может не разделять точку зрения автора. Письма и рукописи не возвращаются и не рецензируются.

Дизайн – Анфёров Артем.
Редактор сайта – Кудрявцева Ю.В.
Разработка – Серебряков С.А.