Мобильная версия сайта.
Сайт газеты «Магнитогорский металл»

17 ноября, суббота

ГЛАВНАЯ АРХИВ РУБРИКИ РЕДАКЦИЯ РЕКЛАМА КОММЕНТАРИИ ФОРУМ ОБЪЯВЛЕНИЯ

Новости газеты

17.11.2018

Комментарии ( )

Государственная награда

Президент России наградил Виктора Рашникова орденом Александра Невского.

17.11.2018

Комментарии ( )

Челябинск меняет мэра

Глава Челябинского городского округа Евгений Тефтелев досрочно ушёл в отставку.

17.11.2018

Комментарии ( )

"Единое окно" для предпринимателей

Губернатор Борис Дубровский встретился с предпринимателями Челябинской области и обсудил меры поддержки малого бизнеса.

Опрос

Последние статьи рубрики

«Литературная гостиная»

15.11.2018

Комментарии ( )

см. 12 фото »

"Время мчит напропалую…"

Завтра в Магнитогорске отметят 105-летие со дня рождения поэта, музыканта, педагога, журналиста Нины Кондратковской.

24.07.2018

Комментарии ( )

Под порывами тёплого ветра

Она тяжело поднялась, постояла, улыбаясь воспоминаниям.

17.07.2018

Комментарии ( )

см. 1 фото »

Бабкиных рук дело

Началось всё с ерунды. Я торговал косметикой вразнос. Был этаким современным коробейником.

17.07.2018

Комментарии ( )

см. 1 фото »

"Всё сказано в стихах…"

Тринадцатого июля исполнилось полгода, как ушёл из жизни Виталий Цыганков - поэт, журналист, публицист, член Союза писателей России.

10.07.2018

Комментарии ( )

"На одном дыхании высоком…"

В преддверии Дня металлурга в Литературной гостиной "Магнитогорского металла" - стихи первостроителя Магнитки, автора трёх десятков поэтических книг Бориса Александровича Ручьёва.

10.07.2018

Комментарии ( )

см. 8 фото »

Машинист горячих путей

Его путь в литературе был наполнен взлётами и падениями.

03.07.2018

Комментарии ( )

см. 17 фото »

Дочь Урала

Павел Бажов называл Татьяничеву Хозяйкой Магнит-горы.

26.06.2018

Комментарии ( )

"Если вдруг мы разминёмся с тобой..."

Мария Лебедева - выпускница литературной студии Магнитогорского академического лицея, возглавляемой Татьяной Таяновой. Будучи разносторонне одарённой натурой, интерес к литературному творчеству совмещает с любовью к живописи.

Литературная гостиная

08.06.2013

Текст: Валентин Осипов, лауреат Большой литературной премии России

Без бумаги рожденная поэма

Из воспоминаний московского издателя.

Чем крепче боль...

Скажи, о чем твоя поэзия, и я скажу, каков ты в жизни, - любо мне это изречение. Далее две строфы из творчества героя моих воспоминаний.

Какой бы пламень гарью

                             нас не метил,

Какой бы пламень

                         нас не обжигал,

Мы станем чище,

                   мы за все ответим.

Чем крепче боль,

            тем памятней закал...

Или:

Хрипя, задыхаясь в метели,

через вечный полярный мороз,

ты в своем обмороженном теле

красным солнышком душу пронес.

Многие ли нынче знают автора этих строк? Скажу прямо: не помогают знать. Молчит ТВ. Молчат газеты. Молчат ораторы, когда поминают советскую поэзию. Ни слова в учебниках.

Беру на себя участь кое-что вспомнить из жизни напрасно  вычеркнутого из нашего современья уральского поэта. Я был с ним знаком с 1961-го поначалу в качестве главного редактора издательства "Молодая гвардия", а затем директора прославленного ИХЛа.

Как "сел" (!) писать

Поэт, вернувшийся с каторги... С больной ногой (при палочке) и  вообще с подорванным здоровьем… Из негромкого для поэзии уральского города… И сколько лет без общения с литературой.

Тяжко ему было в конце жизни. Как-то я выслушал:

- Ноги не ходят. То, что одна нуждается в подпорке - так почти что привык… Но и вторая. Пройду немного и - передых. Еще хуже со зрением. Один глаз совсем не видит. Второй слабеет… Сил на чтение хватает часа на два. А как поэту без чтения?!

Не скрою: есть неостывающее удовлетворение, что с молодогвардейских времен помогал Борису Александровичу   выпустить не одну его книгу.

Одна из них - поэма "Невидимка" - с особой судьбой.

Начну с того, что загадка возникает, когда читаешь Литературный энциклопедический словарь при поименовании этой поэмы - 15 лет разрыв между ее созданием и выходом в свет, к читателям.

Продымленный и загазованный от металлургического комбината-гиганта уральский город Магнитогорск. Один из первенцев советской индустриализации в 30-е годы.

Приезжаешь, и тебе советуют уже с первых шагов гостевания прийти к памятнику комсомольцам-первостроителям. По основанию строка  в память первым  от поэта Ручьева.

Приглашен поужинать. Обычный дом - не для элиты, как нынче бы сказали, хотя живет здесь дважды лауреат - и Госпремии РСФСР, и Премии Ленинского комсомола: лестно городу-то было.

И квартира  скромно-обычная, обликом своим без особых примет, привычек-пристрастий  служителя муз. Вот только полки, полки с книгами.

Хорошо, что "прием" проходит на кухне - она уютна не только пельменями и прямо из холодильника отпотело-дымчатой бутылкою. Она еще красна для гостя немногословным и тихим и при этом щедрым присутствием Любови Николаевны, супруги поэта.

Разговоры, разговоры... Тут-то и услышал - не вдруг и не сразу, но по вошедшему постепенно в разговор доверию - историю поэмы.

В ней свой числитель - трагедия-драма.

В ней свой знаменатель: истинно мужество-героизм ее создателя.

Началось с того, что, как только подвернулся в беседе момент, так спросил про загадки с датами "Невидимки". Борис Александрович посуровел, помолчал-помолчал и вышел из кухни - через минутку-две возвращается с какой-то папочкой. Распахнул ее и вызволил для меня всего-то один листик.

Читаю: "Справка. Выдана гражданину Ручьеву-Краснощекову Борису Александровичу, 1913 г.р., уроженцу станицы Еткуль Челябинской области, осужденному выездной сессией Военной Коллегии Верховного Суда СССР 28.07.1938 г. по ст.58 УК РСФСР к лишению свободы на 10 лет с поражением в правах на 5 лет..."

Война... Поэт даже в звании "враг народа" остался поэтом с болью за судьбы своего народа. Честное сердце узника с почти 4-летним стажем не могло не откликнутся на всенародную беду. Замыслил поэму, чтобы воодушевляла на отпор фашизму. В моем блокноте сохранились записи от помянутой встречи. Жаль, что скуп был совсем не хмелеющий собеседник на краски. Не то по скромности. Не то по никак за годы невыветриваемому от строгих лагерных умостроев обычаю поменьше распространяться о колючем прошлом.

- Как же могло остаться сердце  безучастным к войне... Задумал поэму. Сел писать... Ох, это я ляпнул по привычке. Какой там "сел"?! Когда сидишь там (Ручьев выделил эти два слова), так выражение "сел писать-творить" ну, просто неуместно. Ну хотя бы такое - не было  ни листика бумаги! Так что даже слово "писал" неуместно. Сочинял в голове. Идешь в строю - сочиняешь. Работаешь - сочиняешь. Сядешь в перекур - сочиняешь. Ко сну отходишь - сочиняешь. Мат-перемат отслушал и снова мозги в работу. В больничку угодишь - тут уж раздолье: койка способствует сочинять...

Когда память в напряг

Помолчал - потом:

- Писал памятью: рифмы ищешь, метафоры ищешь, от чего-то отказываешься - так зачеркиваешь усилием памяти, редактируешь - так, опять же, память в напряг...

Пауза - снова его голос, а жена - гляжу - украдкой смахнула свои слезки:

- Падаешь в сон - одна мольба: как бы это и ночью память не сдала, не изменила бы, не предала бы... Утром вскинешься, и самопроверка: первое дело начну вспоминать то одну строфу, то другую. Голова, как в проводах высокого напряжения - аж гудит...

Пауза... Она и ему, и даже мне позволила воссоединить невыдуманное страшное с его профессиональным отношением к пережитому:

- И как только с ума не сошел... Ведь в поэме почти пятьсот строк. Ты ведь понимаешь - пятьсот поэтических. Это в книге четырнадцать страниц... А может, если забывался и начинал бормотать-проборматывать строки, так и за сумасшедшего принимали...

Продолжение воспоминаний таково:

- По второму году войны новый этап - Колыма. Везут - сочиняю. Плывем морем - сочиняю. Пригнали в лагерь - тут начальство по казенным бумагам определило, что я фельдшер. Так назначили принимать фельдшерский пункт. Вошел - смотрю  столик у окна и беленькая чернильница-непроливайка, и в нее ручка деревянная воткнута. Подошел и наперво руки потянулись к разлинованной по каким-то графам амбарной книге для записей, а рядом еще какие-то листочки... И в голове ничего, как  одно только: за столик и за ручку...

Муки одиночества

Помолчал, помолчал, и новый виток и светлых, и черных воспоминаний:

- Изливал поэму на бумагу весь оставшийся день и всю ночь! Как только  сил хватило... Излился - так перечитывать от изнеможения уже не мог. Оставил на столике написанное, и свалило меня в сон - упал, как убитый.Отлежал без никаких сновидений...

Закончил эти свои воспоминания, которые мне казались раскручиваемыми мотками колючей проволоки, и в самом деле кошмарным:

- Когда проснулся - посмотрел на столик-то, и как увидел записи, так вспомнил, как записывал, но как ни тужился, как ни напрягался, не мог вспомнить, что же записывал - ни одной строчки. Ни одной! Пусто в памяти...

И подвел итог: "Память выродила свое детище и опростала себя. Видно, не могла боле такую тяжесть удерживать. Спасла меня от сумасшествия..."

Но без нового - бедового - продолжения не обошлось. Принялся вспоминать, что решился послать поэму в "Комсомольскую правду", газету своей комсомольской юности. Да, в безответное ничто ушел порыв породниться с прошлым: не то тюремное начальство перехватило пакет, не то просто не дошло послание с Колымы в Москву, не то - могло и такое быть - редакция не рискнула печатать каторжанина.

Свет это сочинение увидело с помощью журнала "Урал" только в 1958-м. Затем включение в сборник.

Всякий шел далее у нас с Борисом Александровичем разговор. К лагерной жизни обратился только один раз. Он, немногословный и редкий на обычные у других поэтов байки-шутки-красные словечки, лишь одно вдруг вспомнил - усмешочное, правда, все-таки с горчинкою:

- Наряд дали (группе заключенных) карцер  строить. А ребята халтурят - не очень-то горазды на трудовые подвиги. Конвойный видит, что никто не поспешает, и давай упрашивать - на сознательность бьет: " Ребята, ну, что же вы, это же для себя..."

...Вспоминается расхожее на поэтических ристалищах выражение: муки-де  одиночества. А каково - муки одиночки!

Просьба приобщиться к поэме

Хочу, чтобы любознательный читатель разыскал в библиотеке томик Б. А. Ручьева с поэмой "Невидимка". Может, не все в поэме в один уровень ярко и самобытно, но многое трогает за сердце, если настроить чтение на такую неизбежную волну - кем, когда и где она писалась.

Чтобы заманить к чтению, процитирую один отрывок. Он и взрывчато, и тонко воссоединил чувствования вседержавной гордости и в одновремень исторгнутой самоличной боли-скорби:

Далеко в дыму позиций

неприступная Москва.

Далеко у стен столицы

бьются русские войска.

Сторона моя, сторонка,

вдовья, неутешная,

скольких за ночь похоронят,

скольких перевешают?..

Ой, да ты не плачь, не грусти,

нынче слезы не в чести,

бей фашистов, чем сподручней,

мать их... господи прости!

Или такое пронзающее:

Я, одной тебе известный,

невидимкою живу.

Я, как суд, иду по свету,

чистой правды не тая...

Окончание следует.

"ММ"-досье

Валентин Осипович Осипов родился 10 июля 1932 в Москве в семье советского дипломата и разведчика О. Я. Осипова и врача Л. Л. Гаркиной. В 1938 году отец был репрессирован, похоронен на полигоне "Коммунарка". Мать, как член семьи изменника Родины, особым совещанием приговорена к восьми годам лагерей и ссылке в Казахстан.

Закончив сельскую школу в казахстанском селе, поступил на исторический факультет Казахстанского государственного университета. После окончания университета преподавал историю в лесном техникуме (1955-1957).

Работал в алмаатинской газете "Ленинская смена" (1957-1958), инструктором сектора печати ЦК ВЛКСМ (1959-1961), главным редактором целиноградской молодежной газеты "Молодой целинник" (1961-1962), главным редактором издательства "Молодая гвардия" (1962-1974), первым заместителем главного редактора журнала "Знамя" (1974-1977), директором издательства "Художественная литература" (1977-1986), председателем Всесоюзного центра пропаганды художественной литературы при Союзе писателей СССР (1986-1989), директором издательства "Раритет" (1989-2005).

В настоящее время - ответственный секретарь Шолоховской энциклопедии.

 Фото к статье

Комментарии к статье


 
Яндекс.Погода
 

Фоторепортажи


Публикации

16.11.2018

( )

Магнитогорский металлургический комбинат - островок социальной стабильности

В библиотеке семейного чтения № 5 состоялась очередная встреча в рамках совместных профориентационных мероприятий Магнитогорского металлургического комбината и Объединения городских библиотек.

14.11.2018

( )

Мы одно целое, одна семья

3 ноября в Сочи прошёл отборочный этап Телевизионного проекта по народному танцу "Folk of dance".

12.11.2018

( )

Ученые МГТУ разработают экзоскелеты для рабочих ПАО "ММК"

Специалисты МГТУ разработают экзоскелет для дверевого коксовых батарей с целью уменьшения нагрузки на спину, повышения безопасности работы и сохранения здоровья.

    Реклама

Система Orphus
Яндекс цитирования службы мониторинга серверов
Я принимаю Яндекс.Деньги
ГЛАВНАЯ
АРХИВ
РЕДАКЦИЯ
РЕКЛАМА
КОММЕНТАРИИ
ФОРУМ
ПОИСК

© АНО «Редакция газеты «Магнитогорский металл». (2005-2018).
Адрес редакции: 455038, г. Магнитогорск, пр. Ленина, д. 124/1, телефоны редакции: +7 (3519) 39-60-74, 39-60-75, 39-60-76, 39-60-78, 39-60-79, 39-60-87.
E-mail: inbox@magmetall.ru
При воспроизведении материалов «ММ» в печатном, электронном или ином виде, ссылка на «Магнитогорский металл» обязательна. За достоверность фактов и сведений ответственность несут авторы публикаций и рекламодатели. Редакция может не разделять точку зрения автора. Письма и рукописи не возвращаются и не рецензируются.

Дизайн – Анфёров Артем.
Редактор сайта – Кудрявцева Ю.В.
Разработка – Серебряков С.А.