Мобильная версия сайта.
Сайт газеты «Магнитогорский металл»

17 ноября, суббота

ГЛАВНАЯ АРХИВ РУБРИКИ РЕДАКЦИЯ РЕКЛАМА КОММЕНТАРИИ ФОРУМ ОБЪЯВЛЕНИЯ

Новости газеты

17.11.2018

Комментарии ( )

Государственная награда

Президент России наградил Виктора Рашникова орденом Александра Невского.

17.11.2018

Комментарии ( )

Челябинск меняет мэра

Глава Челябинского городского округа Евгений Тефтелев досрочно ушёл в отставку.

17.11.2018

Комментарии ( )

"Единое окно" для предпринимателей

Губернатор Борис Дубровский встретился с предпринимателями Челябинской области и обсудил меры поддержки малого бизнеса.

Опрос

Последние статьи рубрики

«Литературная гостиная»

15.11.2018

Комментарии ( )

см. 12 фото »

"Время мчит напропалую…"

Завтра в Магнитогорске отметят 105-летие со дня рождения поэта, музыканта, педагога, журналиста Нины Кондратковской.

24.07.2018

Комментарии ( )

Под порывами тёплого ветра

Она тяжело поднялась, постояла, улыбаясь воспоминаниям.

17.07.2018

Комментарии ( )

см. 1 фото »

Бабкиных рук дело

Началось всё с ерунды. Я торговал косметикой вразнос. Был этаким современным коробейником.

17.07.2018

Комментарии ( )

см. 1 фото »

"Всё сказано в стихах…"

Тринадцатого июля исполнилось полгода, как ушёл из жизни Виталий Цыганков - поэт, журналист, публицист, член Союза писателей России.

10.07.2018

Комментарии ( )

"На одном дыхании высоком…"

В преддверии Дня металлурга в Литературной гостиной "Магнитогорского металла" - стихи первостроителя Магнитки, автора трёх десятков поэтических книг Бориса Александровича Ручьёва.

10.07.2018

Комментарии ( )

см. 8 фото »

Машинист горячих путей

Его путь в литературе был наполнен взлётами и падениями.

03.07.2018

Комментарии ( )

см. 17 фото »

Дочь Урала

Павел Бажов называл Татьяничеву Хозяйкой Магнит-горы.

26.06.2018

Комментарии ( )

"Если вдруг мы разминёмся с тобой..."

Мария Лебедева - выпускница литературной студии Магнитогорского академического лицея, возглавляемой Татьяной Таяновой. Будучи разносторонне одарённой натурой, интерес к литературному творчеству совмещает с любовью к живописи.

Литературная гостиная

12.09.2013

Текст: Валентин Сорокин (р. 1936 г.), русский советский поэт, руководитель Высших литературных курсов

Дорога судьбы

Имя Бориса Ручьева я услышал вместе с именами Павла Васильева и Бориса Корнилова, чьи стихи и поэмы быстро завоевали признание, правда, как бы уже второе признание... Мое поколение вообще не знало ничего о них. И лишь к 1956 году эти поэты вновь громко заявили о себе...

Говорил мало, но дельно

Познакомился я с Борисом Александровичем на совещании молодых уральских литераторов, кода он приехал из Магнитогорска. Невысокий. Плотный. Голубоглазый. Хрипловатый голос. Лобастый. Внешне - очень спокойный, даже медлительный. Никаких ораторских данных. Никакой склонности к блеску. На ходу он сильно хромает. Слово берет редко. Говорит мало, но всегда дельно.

На этом совещании мои стихи сильно критиковали москвич А. Турков и челябинец М. Гроссман. Критиковали по заслугам. Борис Ручьев тоже высказался по моему творчеству, но без "пророчеств" и без уничтожительной иронии. В перерыве на мой вопрос - буду ли я поэтом - он пожал плечами и заметил: "Трудно сказать. Время покажет!" - и тихо зашагал от меня.

То, что в нашем городе, в нашем крае появился замечательный поэт Борис Ручьев, сразу осерьезнило нас, заставило подтянуться и как-то помудреть. Ведь он дружил, пусть коротко, пусть в основном - заочно, с Павлом Васильевым и с Борисом Корниловым. О Ручьеве твердили газеты и журналы, его быстро поняли и приняли читатели, уральцы и москвичи. Он хорошо печатался. И ему, видимо, кто-то рассказал о моем грустноватом материальном положении. Оставшись со мной вдвоем в комнате, он вдруг резко открыл чемоданчик, откуда плеснули красным светом червонцы, и повелительно произнес:

- Бери! Не стесняйся! Потом отдашь!

Деньги я, конечно, не взял. И мы, не разговаривая, вышли на улицу... Память Бориса Ручьева не отличалась цепкостью. Он объяснял это тем, что ему в силу обстоятельств много приходилось сочинять стихи без бумаги и карандаша, наизусть.

Но стоило заговорить о каком-нибудь интересном писателе, как тут же обнаруживалось, что Борис Александрович знает его, читал. Чтению, по-моему, он придавал почти языческое значение. На популярность чужую Борис Ручьев смотрел совершенно спокойно, без тени зависти. Прямой обиды на судьбу он при мне ни разу не высказывал. Относился же к своей судьбе с твердой и последовательной уважительностью, с открытым сознанием собственного достоинства и независимой порядочности перед людьми, перед Россией, как часто он выражался...

Крайне скупо говорил о личном, интимном. Никакого необычного откровения. Строгость. Сдержанность. Высокий накал чувств. Благородный порыв. Вот стихи, где бьется душа поэта:

В голодный час,

напомнив о знакомом,

Манят меня к себе издалека -

Звезда полей над ветхим

отчим домом

И матери печальная рука.

Покрыв седины

старым полушалком,

За двери дома тихо выйдет мать,

Последний хлеб

отдаст она гадалкам

И обо мне попросит погадать.

И скажут ей:

- Гнездо родное свято,

Храни, голубка, кровлю и еду...

Всегда на волю рвутся голубята,

Покамест не нарвутся на беду.

И лишь в особые, исключительные моменты Борис Ручьев мог обнародовать свои чувства.

Не суди впереди идущих

Живя в Саратове после окончания Высших литературных курсов, поселил я однажды Бориса Александровича, приехавшего 'вместе с женой Любовью Николаевной, на сутки в забронированный номер министра. На другой день прибыл министр, а Ручьев и не собирается покидать номер. Я сказал ему, что директор гостиницы дает прекрасный номер рядом с этим, но Борис Александрович рассердился и заявил:

- Никуда не пойду! Посмотрим, кто кого возьмет, Ручьев или министр!..

Министр, общительный и веселый человек, занял номер рядом с Борисом Ручьевым, и они мгновенно понравились друг другу.

Как-то, помню, Борис Ручьев заехал к нам в общежитие Литературного института, взбудораженный, охотно спорящий. Поэты Анатолий Жигулин, Василий Ледков, Борис Примеров окружили его, завязалась быстрая, острая беседа, в нее почему-то ершисто встревал Николай Рубцов и пытался сдерзить Борису Ручьеву, но тот оставался в приподнятом состоянии и жарко говорил о Лермонтове и Есенине, Твардовском и Смелякове, Василии Федорове и Егоре Исаеве...

Когда же мы вышли проводить Ручьева, он предложил мне побороться с ним. Погода стояла теплая, и пушистый обильный буран буквально занавешивал улицы. Начали бороться. Он заметил, что я умышленно уступаю ему, и рассердился:

- Ты, что же, за мужика меня не считаешь?

- Считаю!

- Тогда давай возьмемся в замок...

Сцепились в замок. Я, молодой и здоровый парень, конечно, извалял его в снегу так, что на нем не оказалось и "живого места", темной точки. После чего под общий хохот он сел в такси и, крайне довольный, уехал. А я припомнил слова Якова Вохменцева "склонен был к шумным баталиям" и улыбнулся.

Как-то я читал ему "страшно обличительные" стихи, клеймя "исторические ошибки", пылко сметая авторитеты, словом, попав в струну горластых "правдолюбцев" 50-х бурных годов, когда некоторые кафе, сцены отдельных театров и клубов были напичканы ораторами, трибунами, полемистами, модерново рифмующими и требующими немедленного изгнания "банальных" стариков, "ориторичавших" изящное искусство, "олакировавших" утраты и даже трагедии.

Борис Александрович молча слушал, курил, а я читал, читал. Но вдруг он нахмурился и спросил:

- Зачем тебе это? Порви и брось! У тебя - свои долги перед жизнью. Твое время - тебе его и решать. Разве мы, поднявшие на такую высоту страну, по горло хлебнувшие лиха, не разберемся без тебя в том, где мы смалодушничали или солгали? Не спеши судить впереди идущих, помни - за тобой тоже идут! И поменьше ссорься в стихах: злоба - не глубина, укорительство - еще не признак самобытности...- И процитировал:

Не жалею, не зову, не плачу,

Все пройдет,

как с белых яблонь дым...

Исключительная лирика

Несомненно, надо сказать об исключительной лирике Ручьева, посвященной женщине, матери, любимой. Чувство поэта здесь отменно-нежное, раздольное, порывы сердца - светлы и захватывающи:

Ты, как солнце, ярче станешь рядом,

и навек из нас ослепнет тот,

кто, тебе не веря, жадным взглядом

на тебе хоть пятнышко найдет...

Бориса Ручьева, эпика, поэмиста, можно спокойно зачислить в один ряд с крупнейшими поэтами нашего времени - Александром Твардовским и Василием Федоровым. Страстью же стихотворной строки, мелодией и взрывчатой темпераментностью, расстановкой эпитета, диалогом и тематической направленностью он, несомненно, близок Павлу Васильеву и Борису Корнилову, Особенно - когда говорит о любви.

Творческая слава Бориса Ручьева умножается вместе с трудовой славой его легендарного города Магнитогорска.

...Воздушный лайнер оторвался от бетонной полосы в Москве и грузно приземлился в Магнитогорске. Мы с Вячеславом Богдановым решили порадовать Бориса Александровича внезапным появлением.

Тут же, в аэропорту, у меня оторвался каблук у нового ботинка, и мы, уже в городе, заскочили напротив дома Ручьевых в мастерскую.

Я решил узнать, как чтит юбилей поэта рабочий класс, и с нарочитой грубоватостью стал "ругать" стихи Бориса Александровича. Сапожник насторожился:

- Вы его лично знаете?..

- Нет!..

- Весь город отмечает день его рождения, а вы охаиваете!..

- Я не люблю его творчество, очень не люблю!

Сапожник побагровел и приказал мне покинуть будку. Я опешил. И на глазах у сапожника позвонил с "автомата" Борису Александровичу:

- Ты откуда, Валентин? - спросил он обрадованно. И меня удивило, как легко и точно он угадал мой голос в трубке...

Вечер состоялся пышно. Речи. Подарки. Награды и прочие благости...

На следующий день собрались близкие, друзья на квартире Ручьева вокруг "уральских пельменей", вокруг недальних шуток. Жена поэта Любовь Николаевна, Михаил Люгарин, литературовед Лидия Гальцева, Марк Гроссман, Яков Вохменцев, Владилен Машковцев, Станислав Мелешин, художник Федор Разин, Оксана Булгакова, Нина Полозкова...

Вячеслав Богданов много острил, курьезничал. разухабисто "чокался" и часто поздравлял Бориса Александровича с юбилеем. Когда юбиляру это основательно надоело, он обратился к Богданову с просьбой почитать что-либо из стихов. Мы оба с Вячеславом читали стихи, куски из поэм Бориса Александровича.

Пронзительные строки

Выглядел Борис Александрович тяжело. Лицо потухшее, землистое. Глаза усталые, но неравнодушные. Много в них немого крика и тоски по жизни...

Меня поразила перемена в нем. Ведь два или три года назад я прилетал в Магнитогорск на "слет" рабочих поэтов, где Борис Александрович держался молодцом, "атаманом", как мы его величали. Титул "атамана" закрепился за ним в 1962 году.

Чтобы взбодрить Бориса Александровича, мы с Вячеславом Богдановым прочитали стихи, посвященные ему. Я прочитал - из своей "Лирики":

Стихи, и смех,

и новости планеты...

И, доставая пальцами до звезд,

Счастливые, вихрастые поэты

За вечный взлет провозгласили тост.

А ты сидишь, а ты молчишь устало,

Печальное раздумье затая.

Быть может,

где-то за ветрами встала.

Восторженная молодость твоя,

Затянута ремнями деловито,

Крепка от бура и от топора, -

И, вся в огнях, в разрывах динамита,

Шатается Магнитная гора!..

А молодость глядит и хорошеет.

И вот она торопится к крыльцу -

И вот уже бросается на шею,

Как верный сын, пропавшему отцу!..

Борис Александрович заметно разволновался... Налил себе половину фужера сухого вина. Поднялся. Кашлянул. С трудом произнес тост - за жизнь, за поэзию. Начал читать по машинописному тексту поэму "Полюс". Что-то не досказанное, не высказанное - большое и трагичное затаилось в горящем взоре поэта!..

Но не было то обидой, упреком, разочарованием, не было. А было - болью пережитого, горьким опытом сердца, мукой призвания и музыкой слова. Да, да - музыкой! Музыкой, которая вела поэта через родное отцовское поле в юности к городу-гиганту Магнитогорску, вела его через ложь и коварство, через холодные северные пустыни...

Здесь, на высоте за городом,- гордая и славная могила поэта Бориса Ручьева, истинного патриота и гражданина, певца индустриального Магнитогорска. И, как завещание, звучат сегодня его пронзительные строки:

...Над моим усталым сердцем

Пусть же, здравствуя, живет

Всю планету громовержцем

Потрясающий завод.

 Фото к статье

Комментарии к статье


 
Яндекс.Погода
 

Фоторепортажи


Публикации

16.11.2018

( )

Магнитогорский металлургический комбинат - островок социальной стабильности

В библиотеке семейного чтения № 5 состоялась очередная встреча в рамках совместных профориентационных мероприятий Магнитогорского металлургического комбината и Объединения городских библиотек.

14.11.2018

( )

Мы одно целое, одна семья

3 ноября в Сочи прошёл отборочный этап Телевизионного проекта по народному танцу "Folk of dance".

12.11.2018

( )

Ученые МГТУ разработают экзоскелеты для рабочих ПАО "ММК"

Специалисты МГТУ разработают экзоскелет для дверевого коксовых батарей с целью уменьшения нагрузки на спину, повышения безопасности работы и сохранения здоровья.

    Реклама

Система Orphus
Яндекс цитирования службы мониторинга серверов
Я принимаю Яндекс.Деньги
ГЛАВНАЯ
АРХИВ
РЕДАКЦИЯ
РЕКЛАМА
КОММЕНТАРИИ
ФОРУМ
ПОИСК

© АНО «Редакция газеты «Магнитогорский металл». (2005-2018).
Адрес редакции: 455038, г. Магнитогорск, пр. Ленина, д. 124/1, телефоны редакции: +7 (3519) 39-60-74, 39-60-75, 39-60-76, 39-60-78, 39-60-79, 39-60-87.
E-mail: inbox@magmetall.ru
При воспроизведении материалов «ММ» в печатном, электронном или ином виде, ссылка на «Магнитогорский металл» обязательна. За достоверность фактов и сведений ответственность несут авторы публикаций и рекламодатели. Редакция может не разделять точку зрения автора. Письма и рукописи не возвращаются и не рецензируются.

Дизайн – Анфёров Артем.
Редактор сайта – Кудрявцева Ю.В.
Разработка – Серебряков С.А.