Мобильная версия сайта.
Сайт газеты «Магнитогорский металл»

16 февраля, суббота

ГЛАВНАЯ АРХИВ РУБРИКИ РЕДАКЦИЯ РЕКЛАМА КОММЕНТАРИИ ФОРУМ ОБЪЯВЛЕНИЯ

Новости газеты

16.02.2019

Комментарии ( )

Магистральный план

Борис Дубровский и Евгений Куйвашев обсудили перспективы включения проекта уральской высокоскоростной магистрали (ВСМ) в комплексный план модернизации магистральной инфраструктуры в России до 2024 года.

16.02.2019

Комментарии ( )

На пути к "Умному городу"

Системами распознавания лиц в ближайшие три-пять лет будут оборудованы центральные улицы, транспортно-пересадочные узлы и другие людные места в российских городах.

16.02.2019

Комментарии ( )

Затраты на спорт

Управлению по физической культуре, спорту и туризму из городской казны в 2018 году выделено 1,56 миллиарда рублей.

Опрос

Последние статьи рубрики

«Вехи»

14.02.2019

Комментарии ( )

Американец в городе стали

Магнитогорские мемуары сделали Джона Скотта популярным на весь мир.

14.02.2019

Комментарии ( )

см. 3 фото »

"В этом здании жил и работал…"

Проект "Магнитогорского металла", посвящённый людям и событиям, в память о которых установлены мемориальные доски.

09.02.2019

Комментарии ( )

Операция "Трест"

Магнитку нередко называют городом строителей, и это утверждение правомерно.

07.02.2019

Комментарии ( )

см. 5 фото »

Что в имени тебе моём?

Изучение фамилий - занятие ценное для науки и интересное для любителей.

07.02.2019

Комментарии ( )

см. 2 фото »

Журналист № 1

Летом 1930 года в составе выездной редакции газеты "Комсомольская правда" на Магнитострой прибыл журналист, фельетонист, драматург Семён Нариньяни.

05.02.2019

Комментарии ( )

см. 5 фото »

Несостоявшийся роман

О своих впечатлениях о Магнитострое Вениамин Каверин написал лишь спустя тридцать лет.

05.02.2019

Комментарии ( )

см. 3 фото »

Что в имени тебе моём?

В России становление фамилий началось поздно и растянулось на четыре века.

31.01.2019

Комментарии ( )

см. 14 фото »

Трудовая реликвия

Первый магнитогорский чугун почти полностью пошёл на сувениры: каждый строитель домны считал своим правом взять на память кусок долгожданного металла.

Вехи

30.08.2018

Текст: Подготовила краевед Ирина Андреева

Жизнь и судьба Фридриха Краузе

"ММ" продолжает публикацию воспоминаний одного из организаторов детского здравоохранения Магнитогорска.

"Среди моих многочисленных пациентов были дети начальника комбината Завенягина. По его приказу нашей семье выделили просторную квартиру в новом доме на Берёзках. Не раз говорил я Вере, что мы живём так хорошо, так дружно, что завистливые боги обязательно постараются разрушить наше счастье. Жена старалась меня разуверить, но тоже задумывалась. Ведь время с 1937 года пошло страшное, уверенности ни у кого быть не могло. Все ходили под дамокловым мечом", - вспоминал Фридрих Краузе.

В августе 1941 года был издан указ Президиума Верховного Совета СССР "О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья". И хотя касался он только немцев Поволжья, его стали применять ко всем полутора миллионам советских немцев, переселяя на восток семьи из населённых пунктов, имеющих оборонное значение. Указанием местного НКВД детскому врачу Ф. О. Краузе было предписано выехать с семьёй из города в течение 48 часов. Потом срок был увеличен до недели. Новое место жительства - село Шатрово Курганской области, в 180 километрах к северу от Кургана. Фридрих Оскарович и Вера Фёдоровна получили полный расчёт на работе. Вещи были собраны и отправлены в Шадринск. Большую часть - 37 ящиков - занимали книги.

Отъезд назначили на 27 января 1942 года. Но судьба, а точнее, руководство города, решило, невзирая на постановление, оставить столь нужного доктора в Магнитке. Ему вернули две комнаты. Остальную площадь заняла семья председателя горисполкома, эвакуированная из Донбасса. Фридрих Оскарович был назначен на новую работу - в инфекционное отделение детской больницы. Казалось, жизнь налаживается. Но мнимое благополучие продлилось всего полтора месяца: 10 марта 1942 года Фридрих Краузе был арестован как шпион и диверсант.

"Тучи над нами сгущались, - писал позднее Ф. О. Краузе. - Вечером девятого марта 1942 года легли спать, Вера Фёдоровна с детьми в задней комнате-спальне, я - в передней на диване. Проснулся от того, что кто-то шарит у меня под подушкой.

- Где оружие? - раздался голос.

- Нет у меня оружия!

- Одевайтесь!

Одеваюсь и вижу, что кроме следователя в комнате орудуют трое молодцов, взявшихся за полки с книгами. Просматривается тщательно каждая книга, каждая брошюра. Ищут уличающие документы. Это продолжается всю ночь и часть следующего дня. Улик не находят. Меня сажают за стол. С другой стороны - следователь Вагин. Вызвали из смежной комнаты соседа - инженера А. М. Банных - за понятого.

Ему поручили подсчёт листов нашего архива. К утру он дошёл, кажется, до тысячного листа. Тогда Вагин прекращает подсчёт, велит подать новый мешок и сваливает туда все письма моих родных за многие годы. В том числе письма Фёдора Аркадьевича Берсенева, моего тестя, погибшего в Цусимской битве. Так пропал интересный для историков материал очевидца-офицера, инженера-артиллериста. Тем временем Вагин рассматривает и откладывает альбомы с открытками заграничных поездок, альбом марок, коллекцию денежных знаков царских времён, гражданской войны и НЭПа, считает наличные деньги, облигации займов. Берётся за фотоаппараты, патефон, велосипед. Всё это время жене и детям не разрешается выходить из спальни. Снимаются со стен и проверяются картины. Исчезает отличная, работы первых геологов акварель: панорама ещё не тронутой горы Магнитной и окружающей её степи. В мешок идёт и сувенир: плакетка, отлитая из первого магнитогорского чугуна, с барельефом Ленина и первой домны.

Обыск тянулся до трёх часов дня. Был вызван грузовик. Из спальни вышли проститься жена и дети. Посадили меня в машину и через весь город повезли в следственную тюрьму на первом участке. Сразу же повели в кабинет начальника Сухарева.

- Мы имеем точные данные о ваших связях с иностранными разведками, - обратился он ко мне. - С кем имеете связь? С Интеллидженс Сервис? Или с Сигуранцей? Вы троцкист?

Этот нелепый допрос продолжался минут пятнадцать. Я отвечал, что никакой вины за собой не признаю, что здесь явная ошибка .

Камера, в которую меня ввели, была просторна, примерно на 30-40 человек. Ряд сплошных нар, соломенные тюфяки. Шум, гам, ссоры, безобразная ругань. Но лежать днём на койках и спать никто не запрещал. Раз в неделю через окошко двери желающим выдавали книги. Это было счастье! После прошедших ночных допросов отдыхал с книгой в руках. В этой камере пробыл около двух недель. После чего меня и ещё десять человек перевели в другую, поменьше. Ещё через 2-3 дня из камеры увели несколько человек, потом - остальных. Остались только мы с соседом из дальнего угла. Это был по-настоящему интеллигентный человек. Высокий лоб, умные, спокойные глаза. Он - директор подмосковного большого завода. Когда гитлеровцы подходили к Москве, от вышестоящего партийного органа он получил по телефону приказ уничтожить станки и другое оборудование, чтобы не достались врагу. Этот приказ он добросовестно выполнил. Но врага отогнали, а директора завода привлекли за самоуправство и приговорили к расстрелу. Однако не расстреляли, а отправили на восток. У него были искусные руки: из хлебной мякоти он вылепил отличные шахматные фигурки, и, нацарапав на столе 64 квадратика, мы часами забывались над игрой. При расставании сосед выразил надежду, что по окончании войны мы встретимся".

Следствие по делу Фридриха Краузе длилось до октября 1942 года.

" В конце длинного коридора барачного здания суда имелся малый закуток, вроде кладовки, - вспоминал Краузе. - Там в тесноте стояли около 10-12 зеков, в ожидании очереди на суд. Жадные руки шарили по моему узлу. Когда меня вызвали, узел пришлось передать солидному мужчине. Ему стоило большого труда отстоять мой "сидор" от всеобщей делёжки. Под конвоем меня ввели в зал заседания. Пустые скамейки: публика не допускается. Я в шубе, холодно. На возвышенном помосте - "судьи".

- Обвинения тяжёлые. Едва ли что можно сделать, - сообщил мне адвокат. - Но не унывайте, даже если приговорят к расстрелу: недавно получен приказ прекратить расстрелы - отправлять на фронт.

Зачитали обвинительное заключение.

- Признаёте себя виновным?

- Нет!

Вызываются "свидетели": мальчишка Калюжный, который подтвердил, что, живя зиму в моей квартире, неоднократно слышал антисоветские разговоры. Второй свидетель, Келлерман, также услужливо повторил свои показания. А провокатор Шейдин обвинил меня в юдофобии. И это утверждал человек, знавший, что наша семья дружила с евреями и, в частности, с его семьёй.

Выступил прокурор с несколькими банальными фразами. Требовал расстрела. Потом, тоже очень коротко, говорил адвокат. "Свидетелей" отпустили, "суд" удалился на совещание. Ждать пришлось недолго. Судья прочитал приговор: к высшей мере наказания. Двое конвоиров вывели меня в коридор, где я увидел прижавшуюся к стенке жену, но последний, прощальный поцелуй не состоялся. Меня опять втолкнули в каморку. Ещё раз я увидел Веру в том же коридоре, когда вечером меня вновь провели мимо неё. Мы могли обменяться лишь скорбными взглядами... Как тяжело, даже через много лет, вспоминать об этом.

Назад меня вели посередине улицы с двумя конвоирами, державшими в руках пистолеты наготове".

 

 

Комментарии к статье


 
Яндекс.Погода
 

Фоторепортажи


Публикации

09.02.2019

( )

Боль утраты в наших сердцах

Магнитогорское городское отделение Всероссийского добровольного пожарного общества выражает искренние соболезнования семьям погибших и пострадавших в результате обрушения дома № 164 по проспекту Карла Маркса.

05.02.2019

( )

Так держать!

Председатель ветеранской организации листопрокатного цеха № 10 Алевтина Тюленева отметила семидесятилетие. Многие годы она возглавляла цехком.

29.01.2019

( )

Помогли с лечением

Выражаю глубокую признательность депутату Магнитогорского городского Собрания по избирательному округу № 32 Сергею Ушакову.

    Реклама

Система Orphus
Яндекс цитирования службы мониторинга серверов
Я принимаю Яндекс.Деньги
ГЛАВНАЯ
АРХИВ
РЕДАКЦИЯ
РЕКЛАМА
КОММЕНТАРИИ
ФОРУМ
ПОИСК

© АНО «Редакция газеты «Магнитогорский металл». (2005-2018).
Адрес редакции: 455038, г. Магнитогорск, пр. Ленина, д. 124/1, телефоны редакции: +7 (3519) 39-60-74, 39-60-75, 39-60-76, 39-60-78, 39-60-79, 39-60-87.
E-mail: inbox@magmetall.ru
При воспроизведении материалов «ММ» в печатном, электронном или ином виде, ссылка на «Магнитогорский металл» обязательна. За достоверность фактов и сведений ответственность несут авторы публикаций и рекламодатели. Редакция может не разделять точку зрения автора. Письма и рукописи не возвращаются и не рецензируются.

Дизайн – Анфёров Артем.
Редактор сайта – Кудрявцева Ю.В.
Разработка – Серебряков С.А.