Мобильная версия сайта.
Сайт газеты «Магнитогорский металл»

19 августа, понедельник

ГЛАВНАЯ АРХИВ РУБРИКИ РЕДАКЦИЯ РЕКЛАМА КОММЕНТАРИИ ФОРУМ ОБЪЯВЛЕНИЯ

Новости газеты

19.08.2019

Комментарии ( )

"Внимание - дети!"

В Магнитогорске стартовал 2-й этап профилактического мероприятия "Внимание - дети!"

19.08.2019

Комментарии ( )

Поддержка старшего поколения

Дети погибших участников Великой Отечественной войны начнут получать ежемесячную денежную выплату.

19.08.2019

Комментарии ( )

Раскрыли кражу сотового телефона

По данному факту возбуждено уголовное дело по статье 158 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Опрос

Последние статьи рубрики

«Литературная гостиная»

13.08.2019

Комментарии ( )

см. 1 фото »

"Где стихи и светлы, и нежны..."

Юрий Фёдорович Ильясов (1950-2012) - поэт, член Союза российских писателей.

13.08.2019

Комментарии ( )

см. 4 фото »

"Вечный зов… Узян"

Белорецкий район Башкортостана хранит память об удивительных событиях.

06.08.2019

Комментарии ( )

см. 5 фото »

"Вечный зов… Узян"

Создатели культовой телеэпопеи снимали сибирские пейзажи на Южном Урале.

06.08.2019

Комментарии ( )

см. 1 фото »

"Замедленная раскадровка августа…"

Борис Емельянович Попов (1946-1996) - российский поэт, журналист, автор четырёх книг стихов.

30.07.2019

Комментарии ( )

см. 1 фото »

Разговоры у костра

Первое, самое важное, что я вспоминаю из детства, - это, конечно же, мой отец.

30.07.2019

Комментарии ( )

см. 2 фото »

"Вечный зов… Узян"

Книга Сергея Мальцева о малой родине - весомый вклад в краеведение Южного Урала.

16.07.2019

Комментарии ( )

см. 2 фото »

Стальное перо Магнитки

Славный город трудовой славы в преддверии Дня металлурга вспоминает не только тех, кто ковал меч Победы.

11.07.2019

Комментарии ( )

см. 3 фото »

Магнитогорск литературный

Магнитогорск - город не только промышленный, но и литературный.

Литературная гостиная

03.07.2010

Истина о самом себе

О подмосковном Переделкине, Магнитке, Калуге, Оптиной пустыни, Москве и о тех, кто был оклеветан.

Продолжение. Начало в № 55, 58, 61, 63, 66, 69

Грандиозной красоты завод

У меня было предощущение того, что Николай Васильевич сострадает тому в области важного, но гибельного труда, который я выхватывал из жизни родного металлургического комбината. В прошлом году приезжал погостить у меня мой владимирский друг (учились вместе в Литературном институте, спали в общаге темень к темени), прекрасный прозаик, коему не верилось, что действительно в нашей земле есть немыслимой, прямо-таки изуверской каторжности, но и грандиозной красоты завод. Я сводил Сергея Никитина на домны, мартены, на коксовые печи, на центральную электростанцию, чем не только убедил, что пишу честно, но и, не допуская того, ввергнул Сергея чуть ли не в психическое потрясение, которое он не развеял за неделю удачливой рыбалки на Банном озере и пития хмельного кумыса, привозимого из гор, со студеных ключевых речек.

Я не сравнивал, конечно, опыт впечатлений Сергея Константиновича Никитина с опытом Лаптева, однако, не представлял себе кровной близости Николая Васильевича к металлургии, да ошибся. Он сам заговорил об этом. Его дед был вальцовщиком: катал стальную ленту. Из этой ленты он сплел лапотки, чем и обеспечил свое участие в Парижской выставке периода царской России. Я не догадался спросить у Николая Васильевича, не отсюда ли возникла его фамилия. Прокатным искусством деда он не уставал гордиться: трижды я с ним встречался и трижды он патетически вспоминал про деда и про лапотки его плетения, вызвавшие фурор на выставке в Париже. Но он гордился и тем, что прошел все ступени металлургического производства: от подручного сталевара до директора завода. Всем этим в нашу первую встречу он подводил к двум умозаключениям. Постигнувший рабочий класс изнутри, он, читая книгу моих рассказов, убедился в ее истинной правдивости и потому предупреждает: моя писательская дорога не сулит безтревожности. Будут нападки, разносы, подмена вашей совестливой действительности фальшивым бытием, преподносимым амбициозно под соусом марксистко-ленинского учения о назначении литературы. Особо он выделил в моих рассказах то, что я умею отделить жертвоприношение, понуждаемое средствами величия, надежд и иллюзий коммунистических, от сознательного самопожертвования. Он повторил, если я сохраню нынешнее стремление к справедливости, то мне уготованы страдания, но отступаться от истинного пути я не должен.

Благодарен Лаптеву за честность

Неожиданным промедлением: захлопнул энциклопедию, положил сверху сборник "Весенней порой", - он непроизвольно подготовил меня к самому значительному своему высказыванию:

- Если бы вы перевернулись на вопрос Соломенцева о похвалах Дудинцеву, у вас могла быть другая судьба.

Нет, не хвастовством это было с моей стороны и не победным задором, а клятвенным убеждением:

- Не был перевертышем и никогда не буду, - так я закруглил наш разговор, благодарный Лаптеву за честность.

Раньше я слыхал от челябинских писателей, что Лаптев ни к кому из них не испытывает благоволения и никогда их не принимает, из-за того и премного удивился, когда он подал мне карточку со своими телефонами и сказал:

- Звоните. В любой день вас тотчас соединят со мной. Секретаря и помощника предупрежу.

С трибуны двадцатого съезда КПСС Николай Васильевич Лаптев высказал писателям приглашение приезжать в Челябинскую область для изучения современной жизни. Никита Сергеевич Хрущев, не безразличный к литературе, как большинство русских людей, провел с ним подробный диалог о том, будут ли там писателям, кто отзовется на приглашение, созданы необходимые условия. Первым отозвался Александр Александрович Фадеев, тогда генеральный секретарь Союза писателей СССР, вторым, чуть позже, - Эммануил Генрихович Казакевич, притягательный для читателей, государственно признанный прозаик, приехавший в Магнитогорск своего рода приемником Фадеева после его самоубийства в Переделкине. С Фадеевым не удалось мне встречаться на Магнитке, а с Казакевичем я сдружился в родном городе и лично убедился в том, что Лаптев неукоснительно держит свое слово, вот почему я уверовал в благородство его обещания.

Чемпион политических курбетов, лишенный при грузности своей долговременной страховки, и лихой экономический наездник, в пору собственной цирковой вольтижировки допускавший и ловкие финты, и некостоломные для себя шмякания, Никита Хрущев провел пересмотр рабочих разрядов и расценок на продукцию, что определялось малодоступным населению термином "перетарификация", однако хитромырдая его замуть дала знать о себе - ничем не мотивированной потерей заработка, в том числе у тружеников металлургического комбината надрывно горячих цехов. Близко по времени осуществилась денежная реформа: один рубль к десяти, а также повышены цены на мясо, масло, молочные продукты и спиртное. Упал не только жизненный уровень, и без того для множества рабочих натужный - от зарплаты до зарплаты да с прихватыванием взаймы, - но и нанесен удар по исконно-традиционным семьям, где матери унизительно назывались домохозяйками, а по существу были универсальными держательницами семей: от воспитания семей до соблюдения четко спланированного бюджета.

Обвальный накат нужды

К тому периоду появились при райисполкомах бюджетчицы с их оплачиваемыми общественницами. И внезапно - обвальный накат нужды, выбрасывающий свободных матерей на рынок труда, детей ввергнувший в безнадзорность, а мужчин-кормильцев лишивший предсменной и послесменной заботы о них. Оттуда началась трагическая убыль рождаемости и представленность детей до школы, если они не попадали в ясли и садики, самим себе, а в школьные годы - внеклассная подчиненность подъездно-дворово-уличному распадному "воспитанию". Душиловка, устроенная Никитой советскому народу речами через газеты, радио, телевидение, кинохронику, потянула за собой вспышки социального недовольства. Отдельные лица, бригады, цеха, предприятия не выдерживали надругательства и стали протестовать. В основном применяли итальянские забастовки. Самая упорная, по слухам, была итальянская забастовка на комбинате в цехе эмалированной посуды, попросту - в эмальчашке. Руководила забастовкой молодая женщина. Там создавали посуду необыкновенной красоты, имевшую неслыханный успех у покупателей страны. Условия труда изнурительные, в кислотной среде. Оплата и без того давалась не по затратам здоровья и достоинствам, а тут еще снижение расценок на продукцию, потеря от обмена денег, повышение цен на основные продукты питания. Зашевелились справедливцы и на других объектах передела: на мартене, на прокате, в основном механическом цехе... Чтобы по частям их не уняли или не сокрушили, рабочие выделяли посланцев ради упрочения межцеховых взаимосвязей. Директор комбината, мой однофамилец Федосий Денисович, отличавшийся диктаторской несговорчивостью и жестокостью, не снисходил даже до малейших уступок. Обладавший не только на комбинате всевластием, да и, по большей части в городе, директор Магнитки не мог справиться с волнениями социального характера, и, прежде всего, потому, что на канатно-ударном заводе забастовщики блокировали его директора в кабинете и заставили звонить наверх. Трехдневное заточение этого директора и напряжение, нараставшее на комбинате, дало положительный результат: прилетел министр черной металлургии Казанец. Он отменил новые расценки на продукцию, и забастовка, говоря по-уральски, ушомкалась: мало-помалу утихла. Через некоторое время главная забастовщица цеха эмальчашки исчезла. Конечно, забрали. Были ли другие аресты, не слыхал.

Безнравственная месть

Я находился тогда с женой Татьяной Петровной и детьми Ириной и Антоном на Банном озере. Снимал прибрежную землянку у местного старика Замесина. Тишина безлюдья сказывалась по-доброму на работе; хорошая рыбалка, вкусные молочные продукты да еще покупка пользительного кумыса в санатории "Якты-Куль" (там произносили - кумыза) - ничего притягательней, целебней мы не могли придумать. Кстати, санаторий принадлежал комбинату, и здесь успешно лечились металлурги, в особенности те, кто страдал легочными и костными заболеваниями. Многощедрый до безумия и подлости Никита Хрущев подарил санаторий Башкирии.

Чего-чего, а возврата к следствию и с той же идеей, и с тем же подполковником-грузином, заместителем председателя челябинского КГБ, возглавлявшим группу, - я не ожидал. Было бюро секретариата обкома партии, отвергнувшее измышления, направляемые Александром Шмаковым и Марком Гроссманом, и вдруг откат. Нет-нет, они не успокаивались. Мести чуждались люди, которых я наблюдал во многих краях нашей страны. Те, кто гнездил месть в своих душах, как стервятники алчность к кровавому жору, были болезненным исключением, точно прокаженные. Когда Лаптев уехал в отпуск, они воспользовались постановлением ЦК партии: закрывать нерентабельные альманахи, и настроили обком не издавать альманах "Уральская Новь" - я придумал название, - хотя выпущенные два номера быстро разошлись. Воспользовались они и очень убойной политической ситуацией. Никита Хрущев открыл в Президиуме ЦК антипартийную группу, поименованную раскольниками: Георгия Маленкова, Вячеслава Молотова, Лазаря Кагановича и примкнувшего к ним Дмитрия Шепилова, главного редактора "Правды". Над формулировкой "и примкнувший к ним Шепилов" оборжалось чуткое к маразму население Советского Союза, а в дальнейшем сия формулировка сделалась метафорой каверзной идеологической абракадабры. Изуверская тупоголовость и политика правящих партий в двадцатом веке почти постоянно впадали в безнравственность. Горком КПСС Магнитки не сумел выявить среди себя антипартийную группу, похоже, по малочисленности и недостатку воображения, потому и выхватил раскольника не извне и не кого-нибудь, а меня. Накануне открытия в Президиуме ЦК, совершенного Никитой Хрущевым и его соратниками, а больше, быть может, таящимися противниками, я выступил на собрании художественной интеллигенции. Власти Магнитки приглашали выпускников институтов имени И. Е. Репина и В. И. Сурикова, но к бытовым их условиям нерасторопно относились: живописец Евгений Троицкий, занимаясь росписями, упал с лесов из-за голодного обморока, скульптор Эльфа Горанько спала в ящике с глиной в крохотной мастерской и тоже голодала, плохо обеспеченная заказами... Зависимость литераторов от газеты "Магнитогорский рабочий" в публикациях, от помещения для проведения собраний была нередко унизительной, и я настаивал, выступая, чтобы руководители города сделали надлежащее предписание, облегчающее наши судьбы.

Продолжение следует.

 Фото к статье

Комментарии к статье


 
Яндекс.Погода
 

Фоторепортажи


Публикации

23.07.2019

( )

Дороги войны

Судьба Ивана Наумкина - пример воинской и трудовой доблести.

20.07.2019

( )

Рабочий с востока

В Магнитогорском краеведческом музее работает выставка "Испытание пленом" (12+).

08.07.2019

( )

Пушистое четвероногое счастье

Воспитанники МОУ "Специальная (коррекционная) школа-интернат № 5 для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья" побывали на экскурсии в многопородном питомнике "Белый лекарь", расположенном в деревне Елимбетово республики Башкортостан.

    Реклама

Система Orphus
Яндекс цитирования службы мониторинга серверов
Я принимаю Яндекс.Деньги
ГЛАВНАЯ
АРХИВ
РЕДАКЦИЯ
РЕКЛАМА
КОММЕНТАРИИ
ФОРУМ
ПОИСК

© АНО «Редакция газеты «Магнитогорский металл». (2005-2018).
Адрес редакции: 455038, г. Магнитогорск, пр. Ленина, д. 124/1, телефоны редакции: +7 (3519) 39-60-74, 39-60-75, 39-60-76, 39-60-78, 39-60-79, 39-60-87.
E-mail: inbox@magmetall.ru
При воспроизведении материалов «ММ» в печатном, электронном или ином виде, ссылка на «Магнитогорский металл» обязательна. За достоверность фактов и сведений ответственность несут авторы публикаций и рекламодатели. Редакция может не разделять точку зрения автора. Письма и рукописи не возвращаются и не рецензируются.

Дизайн – Анфёров Артем.
Редактор сайта – Кудрявцева Ю.В.
Разработка – Серебряков С.А.